simawaller: (ДевочкаСЯйцом)
Не так уж много вещей на свете, которые безотказно успокаивают меня и немедленно дают, пусть недолгое, ощущение "всёбудетхорошести". Наши мультики всегда входили в их число. Точно так же от них без ума был мой шумный и авторитетный дедушка, с которым мы наперегонки отслеживали неожиданные подарки в виде необъявленных в программе мультфильмов, и делили это удовольствие на двоих, поскольку остальные близкие такими преданными зрителями не были и нас, старого да малую, всегда этой слабостью поддразнивали. Старого давно уже не дозваться, а малая всё ещё никуда не делась, выманить её из небытия мультиками - дело секунды. За эту мою вечную радость я мало чем могу отплатить создателям. Но ссылку на помощь ветеранам анимационного кино к сведению приняла, воспользовалась, и оставлю здесь на будущее, чтобы не потерялась. А вдруг и правда тем, кто делал и делает меня счастливой, моя небольшая помощь окажется кстати.
И может быть, кому-нибудь вроде меня эта ссылка тоже нужна.
simawaller: (ДевочкаСЯйцом)
Иерусалимский храм оказался на грани закрытия из-за накопившихся долгов за воду. Администрация президента России изучит долговой конфликт вокруг храма Гроба Господня в Иерусалиме и представит всю информацию Владимиру Путину.
– Они вечно занимаются такой чепухой, Сэмми, – отозвался его отец. – В прошлое воскресенье иду я по дороге, и кого же вижу у двери часовни? Твою мачеху с синей тарелкой в руке! И в тарелке, пожалуй, не меньше двух соверенов мелкой монетой, Сэмми, все по полпенни, а когда народ стал выходить из часовни, пенсы так и посыпались, и ты бы не поверил, что глиняная тарелка может выдержать такую тяжесть. Как ты думаешь, на что они собирали?
– Может быть, опять на чаепитие? – предположил Сэм.
– Ничуть не бывало, – ответил отец, – на пастырский счет за воду.
– Пастырский счет за воду! – повторил Сэм.
– Да, – ответил мистер Уэллер. – Накопилось за три квартала, а пастырь не заплатил ни фартинга, может быть потому, что от воды ему не очень то много пользы, мало он потребляет этого напитка, Сэмми, очень мало. Но он проделывает фокусы и почище этого. По счету все таки уплачено не было, ему и закрыли водопровод. Тут идет пастырь в часовню, выдает себя за гонимого праведника, говорит, что авось сердце водопроводчика, закрывшего водопровод, смягчится и он обратится на путь истины; хотя, конечно, говорит, водопроводчику уготовано не очень то приятное местечко. Тогда женщины заводят собрание, поют гимн, выбирают твою мачеху председательницей, предлагают устроить сбор в воскресенье и все деньги передают пастырю. И если он не вытянул из них, Сэмми, столько, что на всю жизнь освободился от водопроводной компании, – сказал в заключенье мистер Уэллер, – ну, значит, и я болван, и ты болван, и не о чем больше толковать.
Всё-таки Диккенс великий знаток жизненных абсурдов.
simawaller: (Махайте на меня)
В детстве название "Посмертные записки Пиквикского клуба" меня поначалу испугало. В стране как раз вышел и был на слуху фильм "Письма мертвого человека", вполне законные ассоциации смутили меня и даже слегка покоробили. Мне не хотелось про мертвый клуб. Но том оказался в руках, пришлось нырять - Диккенс же! С тех пор это название больше никогда не напоминало мне о смерти - только о жизни, о самой радостной её стороне; знающие поймут. И как я есть фанат, то у меня несколько изданий, купленных ради иллюстраций. Конечно, образы, созданные Сеймуром и Физом, неотделимы от шедевра (часто, кстати, встречаются перепевы нарисованных ими героев и сценок). Но интересно же посмотреть, как другие люди видят мою любимую книгу. А те иллюстрации, до которых я дотянуться не могу, нахожу и разглядываю в сети. У меня уже большая коллекция.

Обложки - это отдельная песня. )
simawaller: (ФеяНах)
Дуся у меня - демон-разрушитель локального значения, как и положено чёрной кошке, стоящей в самом начале жизненного пути. Она полна сил, энергии и дьявольски изобретательной любознательности, а это дорогого стоит (вчера это обошлось мне в 1350 р.). Ей ещё не исполнилось года, а я уже второй раз имею счастье задумчиво изучать разъём на витой паре, художественно украшенный по всей поверхности следами маленьких зубок. Нужды кошек разработчиками не учитываются, и подобный способ напрямую выйти в интернет почему-то до сих пор не в чести, а попытки этот способ форсировать приводят к полному отключению всех обитателей от радостей виртуальной жизни.

В прошлый раз специалист приехал через час и взял за обжим нового разъёма 500 р.
Вчера я оценила возрастающие Дусины информационные потребности и решила, что не напасусь.

Изучила вопрос, выяснила необходимость специального инструмента для обжима, большого тренировочного запаса разъёмов и кабеля. Всё было приобретено, и я решительно уселась практиковаться на рабочем месте - в конце концов,рядом с мужиками не страшно. )
simawaller: (ДевочкаСЯйцом)
Ну что это такое?
Простите, простите, я пишу только в надежде, что эта мысленная инквизиция утихнет.
По дороге домой вчера специально попросила таксиста остановиться у небольшой овощной хибарки и набрала на выходные овощей на такую сумму, которой на рынке у дома хватило бы только на треть всего, что я накупила. Пока вынюхивала и выбирала все эти чудесные пучки регана, красные перцы, огромные морковки, глянцевые баклажаны и розовые сахарные помидоры, всюду натыкалась на ящики с кизилом. Их было просто очень много, кизил со мной явно заигрывал и навязывался. Но я не фанат компотов и соков, мои фавориты в питье - Нарзан и Ессентуки-4. И я, уже садясь в машину с мешком любимых овощей и представляя, какое рагу под красное вино устрою на выходные, окинула на прощанье равнодушным взглядом ярко-красные россыпи и порадовалась, что вот уж этого мне не надо. В машине меня слегка мутило - ещё бы, день напряжённый, солнце жарило, дорога объездная, сельская, впереди тащился полуразбитый рафик и коптил нас пылью и дымом.

Но рафик был неуиноват - дома через час у меня оказалась температура 38,5, нос ещё работал, а горло уже красноречиво подавало знаки. Вообще-то я люблю такую температуру - её переносишь легче, чем 37,5, а если повезёт, то ещё и сны увлекательные посмотришь.
И что же в этот раз? Любой сюжет, любой кусочек фильма, которые мне подкидывало в эту ночь горячечное воображение, не обходились без горсти или ящика алых ягод (хотя спасибо ночному режиссёру за попытку развлечь меня помесью викторианского детектива с "Гамлетом"). Последнее, что я помню - кто-то кого-то убил в спальне и попытался спрятать под кровать, но под ней громоздились ящики кизила и затолкнуть труп не получалось... посмотреть дальше не дали. А утром я очнулась с единственным желанием: большой бокал темно-розового, вяжущего, не очень сладкого кизилового компота с парой десятков гладких крепеньких ягод у верха и листиком мяты для завершения образа.

И вот никакого рагу и ничего другого я не хочу, а целый день мечтаю только о том, что так неосторожно впустила в голову накануне бреда. Позвонить друзьям и попросить привезти кизила - нереально: я не могу своей бедной лохматой головы даже коснуться, не то что её вымыть и высушить; в таком состоянии я не показываюсь никогда и никому. Самое обидное - я знаю, что к понедельнику поставлю себя на ноги, но кизила уже хотеть не буду. Я его даже, скорее всего, куплю - в память о таком сильном желании, и может быть, отважусь на компот, но выпить его не захочу, и он пропадёт.

Аж противно, до чего чётко порой наши желания не совпадают с возможностями.
simawaller: (продержимся до обеда)


Могучие кондуктора полгода не могли спать и два года не имели сил выйти на работу.
simawaller: (И кроватей не дам)

Никогда не знаешь, в какой момент и где сделаешь историческое открытие.

Не далее как сегодня при занятиях сезонным преображением вверенных нам апартаментов среди пыли, черепков и осколков бутылок от шампанского Moet et Chandon было откопано первое издание наделавшего в своё время шуму исторического сборника «Правильно ли мы понимаем историю?» (редактор и составитель Денис Донченко).

«Схема т. Кибальчича - до гениальности проста, - пишет в январе 1922 г. на полях газеты «Красный дояр» КЭЦ, - но явно незакончена. Уверен, что если бы его повесили 3 днями позже, то он успел бы дорисовать несколько одному ему известных элементов, и все мы теперь были бы уже на луне». )
simawaller: (продержимся до обеда)
Утро, апрель, воскресенье. На днях я между делом пожаловалась друзьям, что очень люблю сирень, да чтоб охапками, но на улице одна ломать её стесняюсь: даже если это не породистый куст за забором, то всё равно прохожие, собаки такие, смотрят.
Звонок в дверь.
- Ты чего так рано?
- Сирени хочешь? Я с тобой пойду. В промзоне много бесхозной. Обычная сирень-дворняжка, зато охапки будут ого-го. Если пойдём сейчас, никаких прохожих там не будет. Собаки будут, но им на сирень чихать. Собирайся. Куда ты кеды напяливаешь? Сказал же: промзона. Трава густая, роса, ноги промочишь.
Это утро с зелёной мокрой травой, дурацкими ботинками и едва начавшей распускаться сиренью – одно из лучших в моей памяти. Два взрослых человека, не связанных ничем, кроме дружбы и молодости, впали в детство, забрались в какие-то ебеня, бегали по непроходимым кустам и потом, чумазые и поцарапанные, просто расстались у подъезда; каждый пошёл домой с охапкой счастья в руках.
Через несколько лет по весне я из другого города тащила специально привезённую мне с каких-то далёких дач огромную вязанку солидной сирени невероятно красивого экзотичного сорта. Ему, не успевшему из-за рака даже распробовать своё тридцатилетие, на могилу. В память о той сирени и с мыслями о том, что такого радостного, болтливого и бескорыстного друга у меня уже, наверное, не будет.

Если бы кто-нибудь объяснил, что имел в виду в «Третьей звезде» герой Бенедикта Камбербэтча, говоря «в этом нет трагедии», я бы послушала с благодарностью: для меня эта последняя фраза, в отличие от остального фильма, абсолютно бессмысленна. Потому что, как я и думала, вчерашний просмотр был вроде описания нот в «Золотом телёнке»: больно, ещё больнее, больно как только возможно, и всё-таки в следующем эпизоде – ещё больнее.
Фильм прекрасный. Бенедикт потрясающий.
Только у меня глаз замылен и последние слова никак в голове не укладываются. Я им не верю.
simawaller: (Махайте на меня)
Всё уже прочла про этот альбом: и что имитация, и что вторично, и нудно, и муть.
И эта муть не отпускает меня уже который день.
Правда, хорошего тоже много пишут.
Я дилетант, могу только запостить ролик и ляпнуть, но ляпнуть уверенно: Beirut с его Gulag orkestar удивителен в способности стать фоном всему, что видишь, говоришь, читаешь и слушаешь на протяжении многих дней. Он просто невыносимо хорош.
(Может, хоть так отвяжется).


Оно же live - трубы-то, трубы! )
simawaller: (подумаешь)
Это закон, ничего с этим не поделаешь.
Позволишь себе поддаться, уверишь, что ничего, разок можно, тем более что столько умных людей не могут ошибаться, разреши же, разреши, один раз – не пидарас и далее по тексту.
И баммм – награда таки находит своего героя.
Когда уже всё окончательно и по уши, и казалось бы - прошло безнаказанно, ура, мы ломим, гнутся шведы – несколько уважаемых людей всё-таки скажут своё фи (особый эффект – одновременно). И ты снова стоишь десятилеткой в слезах перед той зелёной тетрадкой на 12 листов, в которую переписала, как все одноклассницы, какую-то тогдашнюю десятилеточную правду жизни (кажется, это был Асадов, тьху три раза и перекреститься), а родители, наткнувшись на сие в твоём письменном ящике, машут жалкой зеленью перед твоим грешным носом, и папа нервным любимым почерком, которому ты до сих пор иногда подражаешь, пишет в линеечках на обложке стыдное: «Тетрадь для пошлости». И им горько, и тебя нимало не спасает то, что уже тогда на твоей полке в любимых – Чехов, Свифт, Гашек и Ильф с Петровым.
Пошла на поводу? Разрешила себе? Все побежали и ты побежал? Запиши пунктик в стыдную тетрадочку.

Ну, в общем, это больше совет той побеспокоенной и вылезшей вдруг десятилетке: утри сопли! Ведёшь список пошлости в той тетрадке до сих пор – веди, это полезно. Но если уж какое-то явление вроде «Шерлока» тебе настолько понравилось, что, даже отметив кое-что из него в положенном списочке, ты при всём своём внутреннем многолетнем лелеемом церберстве всё-таки продолжаешь с любовью на это дело пялиться вместе со всеми не исключено – иногда любителями Асадова, - оставь в покое себя и не царапай душу.
Значит, оно того стоит.
Даже если несколько уважаемых людей разом побрезгуют.
Уважай их по-прежнему, включи свои двойные стандарты и продолжай наслаждаться.
Иди вон, перечитай «В защиту фарфоровых пастушек» Честертона и успокойся, наконец.

simawaller: (ДевочкаСЯйцом)
Любимому мужчине, который наездами сводил меня с ума много лет, потом однажды великодушно согласился переехать ко мне и занять в доме самое лучшее место (хотя чаще оказывался не только в моей постели, но и повсюду в квартире), с тех пор никогда меня не бросал, был другом и утешителем в печали и радости, привёл в мою жизнь кучу незабываемых друзей, породнил с невероятным количеством народа и снабдил меня некоторыми вполне годными жизненными правилами, сегодня 200 лет – ура ему! И спасибо за всё.
simawaller: (Default)
Пост для сообщества sherlock-series.livejournal.com

Мне, конечно, сразу бросилось в глаза пальто. Длинное, добротное, с развевающимися полами. Это было настолько очевидное сходство, что я решила додумать эту мысль потом, когда разберусь со всем новым в «Шерлоке». Ну и вот.
Наверняка англичанам не нужно объяснять, чей портрет стоит за этими словами: не лишенный таланта, зависимый от стимулирующих веществ социопат с огромным самомнением, эгоистичный большой ребёнок в неизменном длинном пальто и приметном шарфе, делящий с несколько более разумным соседом захламленную квартиру в Лондоне.

До недавнего времени это был не Шерлок. )
simawaller: (продержимся до обеда)
Шерлок меня замучал. Эдак я за год его возненавижу.
Лично для себя решила: выход сделают простой и элегантный, как телефон в бассейне.
Что-то вроде: под конец показали не то, что было, а то, что снится Ватсону в кошмарах и заставляет его опять бегать к психоаналитику. Не было слезливого прощания глаза в глаза, не было этого титаника и последующего полёта, Джон опоздал и ему довелось увидеть лишь, скажем, мелькнувший на каталке родной ботинок. А чья нога была в ботинке и как он вообще внизу оказался, это уже не моё дело. Мы с Джоном этого не видели. Просто накручиваем себя. С этим я могу годик-другой перетерпеть, с громоздким же мусоровозом – не могу и не хочу. Всё равно ведь обломают.
Пойду теперь без холодка читать про культуру комиксов и детей их – блокбастеров; кажется, наконец я смогу поймать за хвостик кайф от этой западной бодяги, ранее неизменно оставлявшей меня в недоверчивом и снобском недоумении.
«Но как лихо она меня в это втравила!»

Имя «Бенедикт» из-за любви к шекспировскому шалопаю и раньше всегда вызывало у меня улыбку, теперь же остаётся только повторять: It is a divine name. It has a music of its own. It produces vibrations.
simawaller: (Default)
Это просто тест интересного bbcode для вставки слайд-шоу. И группами покрутить вправо-влево, и по одной картинке смотреть, и развернуть на весь экран, и шоу запустить. Куда лучше, когда так живенько.
А изображения домиков, желательно старых, сказочных, кривых и особенно нагромождённых, я давно собираю - для пробы кода как раз коллекция и пригодилась.


 



 

simawaller: (Default)
Это просто тест интересного bbcode для вставки слайд-шоу. И группами покрутить вправо-влево, и по одной картинке смотреть, и развернуть на весь экран, и шоу запустить. Куда лучше, когда так живенько.
А изображения домиков, желательно старых, сказочных, кривых и особенно нагромождённых, я давно собираю - для пробы кода как раз коллекция и пригодилась.
simawaller: (продержимся до обеда)

Ну надо же. Я в разное время и по разным причинам полюбила два непохожих фильма. Не до конца понимаю, за что, но одинаковою странною любовью. Это какая-то сладкая дымно-дождливая тоска, от которой даже уютно. Один – советский истерн 74 года, другой – культовая британская комедия 87-го. И оказалось – самые любимые музыкальные темы в них – одного происхождения! «Withnail & I» начинается и сразу берёт за грудки мелодией «A Whiter Shade of Pale» в исполнении Кинга Кёртиса. И вот сегодня я узнаю, что сводящая меня с ума главная тема из «Свой среди чужих» - это переработанная Артемьевым та же «A Whiter Shade of Pale». Ни за что не признала бы в музыкальных темах близнецов, однако теперь понимаю - они действительно одного настроя. Два совсем разных фильма из разных кусков моей жизни, от разных режиссеров и актеров, ни страной, ни временем не пересекающиеся. Влюбилась в них, совершенно не сопоставляя саундтреки. И поди ж ты - музыку туда, не сговариваясь, создатели подбирали одну и ту же. Это что, тема настоящей мужской дружбы и невольной измены этой дружбе – когда изменяют другу с жизнью, с обстоятельствами – потребовала от двух мужиков из разных вселенных похожего музыкального подхода?



simawaller: (продержимся до обеда)

Ну надо же. Я в разное время и по разным причинам полюбила два непохожих фильма. Не до конца понимаю, за что, но одинаковою странною любовью. Это какая-то сладкая дымно-дождливая тоска, от которой даже уютно. Один – советский истерн 74 года, другой – культовая британская комедия 87-го. И оказалось – самые любимые музыкальные темы в них – одного происхождения! «Withnail & I» начинается и сразу берёт за грудки мелодией «A Whiter Shade of Pale» в исполнении Кинга Кёртиса. И вот сегодня я узнаю, что сводящая меня с ума главная тема из «Свой среди чужих» - это переработанная Артемьевым та же «A Whiter Shade of Pale». Ни за что не признала бы в музыкальных темах близнецов, однако теперь понимаю - они действительно одного настроя. Два совсем разных фильма из разных кусков моей жизни, от разных режиссеров и актеров, ни страной, ни временем не пересекающиеся. Влюбилась в них, совершенно не сопоставляя саундтреки. И поди ж ты - музыку туда, не сговариваясь, создатели подбирали одну и ту же. Это что, тема настоящей мужской дружбы и невольной измены этой дружбе – когда изменяют другу с жизнью, с обстоятельствами – потребовала от двух мужиков из разных вселенных похожего музыкального подхода?



simawaller: (не мучьте дитю)

Всё-таки я люблю его навсегда. Увидела вчера, переключая каналы, тёмную сцену с его портретом, и прежде чем поняла, что это юбилей, а не вечер-(пусть живёт долго)-памяти, на пару секунд получила такой ком в горле, который сразу мне объяснил, как и что. Ну да, то, что было до «Цирюльника» - мне свет в окошке. Там, где он – оказывались рядом и настоящий Чехов, и Калягин, и Богатырёв, и музыка Артемьева, и Адабашьян, да и сам он – прекрасный, неповторимый, щиплющий сердце и мальчишкой, и злодейским красавцем есаулом, и циником-доктором, и золотозубым быдлопроводником. А в "Станционном смотрителе"! А в "Жестоком романсе"! А "Родня" и "Обломов"! Да везде, везде хорош – и как актёр, и как режиссёр. Лучшие и самые на всю жизнь нужные фильмы – его. «Неоконченная пьеса» и «Свой среди чужих» любимы до невыносимости, до зуда, вроде сладкого расчёсывания поджившей было раны.

А начиная с «Цирюльника» - что уж говорить. Трудно было поверить, но вдруг оказалось, что искрящийся самоиронией Баскервиль разом этого благословенного дара напрочь лишился. А когда ты теряешь способность смеяться над собой – будут смеяться и издеваться над тобой другие. Я думала, что с каждым новым фильмом, с каждым его интервью всё необратимее прощаюсь с бывшей любовью. Я почти была уверена, что всё осталось в прошлом и больше он мне не интересен, нынешний он мне - никто.

Но вот ужаснула невольная мысль, и объяснила мне, что ничего не ушло. Просто теперь есть шут гороховый, самовлюбленный клоун в бутафорской короне. И он талантлив и в этом: вон как всю страну завёл. И жаль, и досадно, и смешно, и не всё равно. Он теперь сам – моя незаживающая ранка, мучительная и любимая. Пусть живёт долго и хорошо. Лично я сдаюсь и ненавидеть его за всю муру последних лет больше не буду – потому как не было, выходит, никакой ненависти, было просто желание любить по-прежнему. Хоть за что-нибудь. Пусть это будет за то, что он жив-здоров и убедителен в новой роли фрика.

simawaller: (ДевочкаСЯйцом)

Милосердие на марше. Бежим, попляшем на могиле, пока народ не разошёлся. Вот, не дав себе труд выждать хоть сколько-нибудь приличного времени, один пишет пост с пошлейшими осуждающе-назидательными многоточиями, зная, что другие тут же прибегут на подтанцовку с набором акробатических номеров: а давайте до кучи обсудим, что жена и мать она никакая, и актриса “какая-то”, да и вообще профессия – бесовская, кому от неё радость – тот неадекватен.

Спасибо, Людмила Марковна. Твёрдое спасибо, без вязких многоточий. Ведь наверняка знала, что и среди близких могут найтись осуждальщики. И о том, что толпы лицемеров вытащат личное прямо из гроба и начнут им трясти и махать, влезши повыше на могильный холм, тоже могла догадываться.

Ещё спасибо тем, кто молча по своей вере помолился и в этих упражнениях участвовать не стал.

simawaller: (продержимся до обеда)





Бесконечно прекрасна.

Profile

simawaller: (Default)
simawaller

July 2014

M T W T F S S
 123456
789 10111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Expand Cut Tags

No cut tags
Powered by Dreamwidth Studios